Екатерина Андреева: «Я умею управлять гневом»

Пока не загоняли спать, я, в надежде увидеть фильм, который показывали позже, сидела у телевизора. Я стала смотреть программу «Время» достаточно рано – родители узнавали из нее новости. Мне нравились Игорь Кириллов, Аза Лихитченко, Татьяна Веденеева, Ангелина Вовк, Вера Шебеко, Анна Шатилова, Алла Данько, Инна Ермилова, Татьяна Ромашина, Татьяна Судец и Галина Зименкова. У меня даже появились свои фавориты среди дикторов. Многих из них я застала, когда уже пришла работать на телевидение. Я была маленькая и могла всех не запомнить.

Игорь Леонидович востребован и сейчас, хотя у нас в России до сих пор не привыкли, что человек в возрасте может оставаться в профессии долго, порой в 40 лет уже списывают со счетов. Думаю, следование этим принципам и помогло достигнуть успеха и Кириллову, и мне тоже. Как и у Калерии Венедиктовны Кисловой, которая много лет была главным режиссером программы «Время». К счастью, у Кириллова, а ему уже 85 лет, судьба другая. Кислова тоже, кстати, стала для меня ориентиром, но уже в жизненных принципах. Ей 91 год, и она до сих пор в строю.

Екатерина Андреева: «Я умею управлять гневом»

Он преподавал в первой Школе телевидения, куда я прошла по конкурсу. Главным моим учителем в профессии стал Игорь Леонидович Кириллов. Первое – если у тебя партнер в кадре, никогда не тянуть одеяло на себя, взаимодействовать в паре. Помимо азов мастерства Кириллов научил меня многим важным вещам. «Научишься одному рассказывать интересно, – говорил Игорь Леонидович, – тебя будут слушать все». Второе – работать на зрителя, представлять кого-то конкретного и обращаться к этому человеку. Программу «Время» по очереди готовит отдельная бригада, в составе которой шеф-редактор, редактор, режиссер, несколько его ассистентов, звукорежиссер, редактор суфлера, три оператора. Третье – понимать, что телеведущий – только вершина айсберга, а за ним огромная команда людей, на которых он опирается. А еще корреспонденты, монтажеры, звуковики… Это огромная индустрия. И таких бригады две, на каждую неделю своя. И если не испытывать чувство благодарности к тем, от кого зависит твой результат в кадре, обижать их, не давать творчески реализовываться, рано или поздно ты обречен рухнуть с вершины этого айсберга.

Екатерина Андреева: «Я умею управлять гневом»

За эти годы в техническом отношении все изменилось колоссально. Когда только начинала на телевидении, у нас в студии стояли только стол и экран, на который передавалась видеокартинка. А что будет дальше, трудно даже представить, это вообще космос! У нас появились плазмы, летающие экраны, семь камер, возможность включаться из любой точки мира, перегонять сюжеты с колес в режиме онлайн. 21 декабря состоится первая приемка, а потом нужно все обкатать. Сейчас в студии идет ремонт, обещают установить плазмы, которыми можно управлять прикосновением пальца. Даже сейчас, когда многое завязано на электронике, а не на человеке, могут случиться форс-мажоры: свет погас, кошка выскочила, камера не включилась, ножка у стула обломилась. Вы можете готовиться сколько угодно, но когда сядете в кадр, все может сложиться по-другому. «Время» - это настоящая жизнь, и поэтому тут всегда драйв!

Сейчас по моим роликам в «Инстаграме», можно понять, что я могу быть и режиссером, и монтажером, и титровальщиком. Меня изначально брали на канал как ведущую, но я хотела пройти все этапы, понимать, как все происходит изнутри, и начала с азов. Прежде чем стать ведущей программы «Время», я вела «Новости». Потому что все эти профессии освоила еще на этапе начала работы на телевидении. Все определил случай. Мой первый эфир в новом качестве был довольно драматичным. Но второй ведущий еще не приехал в «Останкино». Когда в июне 1995 года произошел теракт в Буденовске, в эфир на разные орбиты должны были выйти одновременно два выпуска «Новостей». И меня как щенка бросили в воду на этот сложнейший эфир. Тут кто-то вспомнил, что я раньше работала в дикторском отделе. Думала, меня никто не видит, потому что выпуск идет на регионы, и друзья позора не заметят, а люди в глубинке сердечные и простят. До сих пор помню, как пульс бился около горла так, что, казалось, умру от ужаса. Наблюдали за эфиром и руководители, и им понравилось, как я отработала в форс-мажорной ситуации, на следующий день меня поставили в эфир. Но его пустили и на Москву тоже. Потому что понимала, что быть телеведущим, тем более программы «Время», очень непросто. Но я на него не пришла, сказала, останусь редактором. Только спустя некоторое время меня заманили на эту должность. Я к себе отношусь требовательно. За эти годы я работала посменно с Кириллом Клейменовым (ныне заместителем генерального директора — руководитель дирекции информационных программ Первого канала. И в 1998 году я сказала «да» прежде всего самой себе. «Антенны»), Андреем Батуриным, Петром Марченко, Жанной Агалаковой, Ольгой Кокорекиной и сейчас с Виталием Елисеевым. – Прим.

Голова – компьютер. В работе я как машина на высоких оборотах. Во время эфира программы «Время» могут принести новый текст, совершенно незнакомый, а иногда и его нет, нужно составить самой за доли секунды. Мне нужно уметь быстро концентрироваться. – Прим. Шеф-редактор может мне в «ухо» (устройство для связи телеведущего с аппаратной. Предположим, до этого мы ждали, что начинается государственный визит Си Цзиньпина. «Антенны») прокричать пару ключевых слов, например: приземлился. Понимаю, что речь идет о нем и выдаю тут же автоматически новость: где, кто, куда и с какой целью.

На рабочей неделе вечером в 21:30 заканчивается эфир, затем летучка и около половины 11-го я дома. Просыпаюсь я легко, обычно в семь – половине восьмого. Получается не всегда. Спать стараюсь лечь до 12. Но разве я могу себе это позволить? Мой врач-китаец советует в девять. Раньше мне казалось, что я сова. В это время начинается финальный выпуск новостей. А качественный сон – одна из главных составляющих здоровья и внешнего вида. Но когда попала в лапы к своему китайскому врачу, он объяснил, что я – замученный жаворонок, и на самом деле все люди – эти «птицы», но по разным обстоятельствам вынуждены ложиться поздно, вставать, когда придется. Нужно постараться прийти хотя бы к какой-то гармонии. Мы все находимся в постоянном стрессе, он вызывает окислительные процессы в организме, и ни к чему хорошему это не приводит. Мне для этого достаточно погрузиться в себя. В идеале – достичь состояния дзен. Могу это сделать в любом месте.

Визажисты делают все очень тщательно, и их сроки могут не совпадать с моим графиком. К эфиру гримируюсь сама. Времени на себя немного. У меня три эфира в день и все прямые. Если надо, и за три минуты управлюсь. Поэтому постоянно наблюдаю за профессионалами и делаю все то же самое, только быстро. Во время грима наша мастер Ира сообщила мне интересную вещь: что я зимний тип для визажа. Для выходов, мероприятий могу обратиться к специалисту, но тогда отвожу себе время заранее и тщательно навожу марафет. Позже буду использовать ее секретики. И мне подходят холодные тона.


ПРОГОЛОСОВАТЬ:
Плоховато!Отлично! (Ещё никто не голосовал)
Загрузка...
 
Статья прочитана 1 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Наши партнеры

Читать нас

Написать нам

Наша почта

maildess