Интарс Бусулис: «Сидеть в декрете — самая сложная работа»

У меня две сестры и два брата. «Сам я из многодетной семьи. — Не могу сказать, что мечтал о том, что у меня будет много детей, но точно это не пугало. Мы всегда хорошо друг с другом ладили, было не до выяснения отношений, всегда при деле: музыкальная школа, рисование, народные танцы, даже на велике особо не катались — некогда, — вспоминает Интарс. Всегда рядом близкий человек, к которому можно обратиться, что-то обсудить. Прекрасно, когда есть братья и сестры.

Не считаю, что это рано. Мне было 23, когда у нас с женой появился первенец. — Прим. Зато сейчас Ленни 17 лет, а я и сам еще молод (Бусулису 41 год. Когда родился сын, я служил в армии, играл на тромбоне в оркестре Национальных вооруженных сил Латвии. «Антенны»). Год я сидел без работы. Но из-за разногласий с начальством меня уволили. А у нас с Ингой маленький ребенок, съемное жилье, то одна квартира, то другая. Готов был взяться за любую, но ничего не мог найти. Работала только жена. Условия непростые: где-то не было воды, другую приходилось отапливать дровами. Она не только зарабатывала, но и приносила домой еду. Инга была официанткой в ресторане при гостинице. Так что завтраками мы всегда были обеспечены». Тогда это было нормально.

Интарс Бусулис: «Сидеть в декрете — самая сложная работа»

Я не считал это проблемой для себя, жуткой ситуацией, просто так сложились обстоятельства. «Жена работала, а я занимался с сыном. Обращали ли на меня особое внимание мамы с детьми? Да, у нас были бабушки и дедушки, но за помощью к ним мы не обращались, мы такие: если нет серьезного повода, всегда справляемся самостоятельно. Я даже не думал об этом, не комплексовал по этому поводу. Не знаю. Кстати, первое слово, которое он произнес, было tetis, по-латышски это значит «папа». Зато у меня была возможность много времени проводить с сыном, наблюдать за тем, как он растет, меняется, учится ходить, говорить.

Интарс Бусулис: «Сидеть в декрете — самая сложная работа»

Признаюсь, мне сейчас легче отыграть концерт для 11 тысяч человек, чем одному провести день с малышом дома. Не знаю, почему кто-то думает, что мужчине сидеть дома с ребенком унизительно. И ты всегда должен быть начеку». Ребенок таскает тебя повсюду: то требует еды, то поиграть с ним, то его нужно покормить, то уложить спать.

Интарс Бусулис: «Сидеть в декрете — самая сложная работа»

Среди моих знакомых есть те, кто этим правом воспользовался. «С 2004 года мужчины в Латвии могут уходить в декретный отпуск. Хотя до сих пор есть те, что считает: я только тогда мужик, если приношу домой деньги. Я бы и сам с удовольствием так поступил, если бы была необходимость. Считаю, мужчина должен не просто работать, быть «кошельком», физической силой, руководителем бизнеса; если есть дети, он в первую очередь обязан быть папой, опорой для своей половинки. Но знаю по себе, что они никому не интересны, если не ведешь дома себя как отец. Или когда ее доход гораздо больше вашего, думаю, лучше дать ей возможность оставаться при деле, это полезнее для вашей семьи. Если ваша жена хочет работать, а вам в удовольствие побыть с ребенком и вы можете себе это позволить, почему нет?

Интарс Бусулис: «Сидеть в декрете — самая сложная работа»

Чему я научился за то время, пока сидел с сыном, так это терпению. Быть хорошим родителем — большой труд и, считаю, самая сложная работа на свете. И ты это делаешь. Скажем, проснется ребенок ночью, плачет, ему нужно сменить памперс, а тебе так не хочется вставать, но приходится. Убеждаешь себя, что нужно потратить время, силы, чтобы обучить его многим вещам, даже таким простым, как ходить на горшок, и тогда тебе же потом будет легче, спокойнее. Занимаясь ребенком, ты еще и себя воспитываешь. А какая проделана работа, чтобы получить такой результат!» Нужно приложить немало усилий, и ты терпеливо и последовательно его ко всему приучаешь, и когда наконец все получается, ты с гордостью говоришь: он умеет держать ложку, есть и даже сам ходит в туалет.

Интарс Бусулис: «Сидеть в декрете — самая сложная работа»

Хотя они, конечно, показывают характер, пытаются прогнуть под себя. «С детьми я всегда стараюсь вести себя мирно. И ты, как человек взрослый, настаиваешь на своем; в какой-то момент он сдается тебе на милость, и ему самому становится легче. Но ребенку нельзя позволять тобой манипулировать, потакать его капризам.

Когда малыш упал, хочется сразу подбежать к нему, поднять, помочь. Не стоит поддаваться порывам. Ждешь, когда ребенок встанет сам. Но ты видишь, что ему не больно, хотя он и плачет. Таким образом учишь его справляться с такими ситуациями самостоятельно.

Устраивают сцены, надеясь, что им не смогут отказать. Порой наблюдаю, как у других родителей дети в магазинах психуют, требуя игрушки, которые хотят получить здесь и сейчас. И если они на что-то обращают внимание в магазине, мы им говорим: «Скажи игрушке „до свидания“ и пойдем». А наши дети твердо знают, что бесполезно так себя вести, все надо заслужить. У нас полон дом игрушек, но они получают их не с помощью капризов, а в качестве сюрприза, поощрения. Это не значит, что мы во всем им отказываем.

А не просто «хочу — получай». Если, например, убрались, помыли посуду, накормили кошку, погуляли с собакой или по какому-то поводу — к празднику или ко дню рождения. Тем более возможности есть, но неправильно, чтобы ребенок думал, что стоит ему захотеть — и он получит все сразу». Мы совсем не жестокосердные, нам хочется детей радовать, делать им приятное.

Возразил ему: «Я же тромбонист», а он напомнил, что в юности я пел в ансамбле. «В 2003-м, спустя год моего пребывания дома, мне позвонил друг и сказал, что он создает джаз-группу и им нужен певец. Конечно, я был доволен, что появилась работа. Говорит: «Давай, у меня есть халтура, а у тебя две недели, чтобы подготовить 12 джазовых произведений». Это предложение и стало отправной точкой в моей музыкальной карьере… Он предлагал 50 латов за концерт, около 70 евро, очень хорошие деньги на тот момент.

Инга была хорошим сотрудником, ее ценили, она развивалась по карьерной лестнице. Когда у меня появилась работа, жена оставалась на прежнем месте, потому что мы не были уверены, что все это у меня надолго. А потом у нас родилась дочка, и мы смогли позволить себе, чтобы жена ушла в декрет.

Ленни, старший сын, в следующем году оканчивает школу. Сейчас у нас четверо детей. Дочке Эмилии 12, она учится в музыкальной школе, играет на саксофоне, в душе она настоящая актриса. Он талантливый парень, увлекается спортом, но и голос у него хороший. А малышу Янису скоро полтора года, а он, кажется, все уже понимает». Амалии 5 лет, ходит в детсад, любит философствовать о жизни, танцует и радует нас всяческими талантами.

Мы не навязываем им своих вкусов в чем-либо, в музыке в том числе. «В нашей семье не принято говорить о работе, дома даже телевизора нет, поэтому за моим участием в шоу «Три аккорда», как бы я ни хотел, дети не следят.

Думаю, гораздо полезнее передавать ребенку свой опыт, чем если бы это делал другой человек, представления которого о жизни, возможно, не соответствуют нашим. Нам повезло, что мы можем себе позволить не брать няню, справляемся самостоятельно и нет необходимости обращаться за помощью к постороннему человеку. Мы же одна семья. А вот от помощи бабушек и дедушек мы не отказываемся. Можно сказать, работает только жена, а я просто исполнитель, певец». Теперь я один отвечаю за наш семейный бюджет.


ПРОГОЛОСОВАТЬ:
Плоховато!Отлично! (Ещё никто не голосовал)
Загрузка...
 
Статья прочитана 1 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Наши партнеры

Читать нас

Написать нам

Наша почта

maildess